Мы уже говорили, что сегола́тами в иврите называются существительные, состоящие из двух слогов, у которых во втором слоге стоит гласный «э», обозначаемый огласовкой сего́л (тремя точками) на письме. У этих существительных ударение стоит всегда на первом слоге в слове, например: יֶלֶד («йэ́лед» — ребенок), סֵפֶר («сэ́фэр» — книга), שֶׁלֶג («шэ́лег» — снег), בֹּקֶר («бо́кэр» — утро) и т.д. Это обстоятельство вызывает удивление само по себе — ведь правилом для иврита является ударение на последнем слоге. Кроме того, у сеголатов наблюдается еще ряд особенностей, из-за которых они стоят особняком среди всех существительных. В чем тут дело? Почему именно эти имена ведут себя столь странным образом? Все связано с необычным строением их основы. Существует несколько типов сеголатов, которые мы разберем ниже:

Первый тип: יֶלֶד («йэ́лед» — ребенок/мальчик)

Форма יֶלֶד, к которой мы привыкли, является не исходной для сеголата, а уже несколько преображенной. «Корнем», из которого вырастает «дерево сеголата», является форма יַלְדּ «йалд» — краткая основа с гласной между первой и второй корневой, то, что мы называем обратной краткой основой. Обратные основы в иврите неустойчивы, они не соответствуют «эстетическому облику» слова, который привычен для говорящих на иврите. Это — особенность языка.

Дело в том, что подобного рода существительные известны в других семитских языках, и в каждом из них они оформляются по-своему, например, в арабском языке аналогичные существительные так и звучат — יַלְדּ, две согласные в конце для них вполне приемлемы. В иврите слово יַלְדּ должно быть как-то преобразовано для удобного произношения. Для этого огласовка «шва» (две точки) после ל растягивается в сегол, который позволяет двум согласным разделиться, сделав слово более благозвучным: יַלֶד «йалэд». Сегол в конце слова, как вспомогательный звук, безударный: поскольку ударение на него не падало в исходной основе (где его попросту не было), оно не падает и после такой трансформации. В свою очередь, יַלֶד для еще большего благозвучия изменяется в יֶלֶד «йэ́лед», т.е. «а» переходит в «э». Таким образом, слово יֶלֶד, которое мы находим в словаре, на самом деле есть просто видоизмененная для благозвучия форма слова יַלְדּ.

Второй тип: סֵפֶר («сэ́фэр» — книга)

Данное слово восходит к основе סִפְר «сифр». Это также основа с двумя согласными в конце — обратная краткая основа, и здесь также происходит растяжение «шва» в безударный сегол, а «и» переходит в «э» — סֵפֶר. Первое «э» в слове סֵפֶר долгое и обозначается оно огласовкой «цэрэ» (двумя точками), а в слове יֶלֶד первое «э», происшедшее из «а» — краткое и обозначается тремя точками — «сеголом».

Итак, мы видим два типа сеголатов, которые звучат практически одинаково, но на письме отличаются — первый сеголат имеет на первом месте огласовку сегол (יֶלֶד), и восходит к основе יַלְדּ (основа с «а»), второй имеет огласовку цэрэ (סֵפֶר) и восходит к основе с «и» — סִפְר.

Третий тип

Третий тип имеет на первом месте звук «о». Это слова типа בֹּקֶר («бо́кэр» — утро), כֹּתֶל («ко́тэль» — стена) или גֹדֶל («го́дэль» — величина), и восходят они к основам כָּתְל, גָדְל, בָּקְר «котль, годль, бокр».

Присоединение окончаний

М.р.

Сеголатные имена в изолированном виде превращаются в формы типа: «ко́тэль, сэ́фер, йэ́лед». А что же будет с ними происходить при присоединении окончаний? С окончанием множественного числа мужского рода «им» (по форме сеголатные имена принадлежат к мужскому роду), можно было бы ожидать формы יַלְדִים («йалдим» -дети), סִפְרִים («сифрим» — книги), כָּתְלִים («катлим» — стены). Однако, на самом деле, происходит нечто иное — краткая обратная основа типа יַלְדּ «йалд» перестраивается в краткую прямую основу типа יְלָד «йэлад».

Точно так же סִפְר «сифр» перестраивается в סְפָר «сфар». Обратите внимание, что происходит переогласовка — не סְפִיר, а סְפָר. Также כָּתְל «катль» перестраивается в כְּתָל «кталь», т.е. происходит вращение основы и её переогласовка. Затем к такой основе присоединяется окончание множественного числа.

Итак, יֶלֶד (от основы יַלְדּ) во мн.ч. дает יְלָדִים («йэладим» — дети), סֵפֶר (от основы סִפְר) дает форму סְפָרִים («сфарим» — книги), а כֹּתֶל (от основы כָּתְל) дает форму כְּתָלִים («ктали́м» — стены).

Это первая особенность сеголатов — перестраивать исходную обратную основу в прямую при присоединении окончания множественного числа.

Ж.р.

Как обстоит дело с другими окончаниями? Рассмотрим сначала присоединение окончания женского рода ־ָה «а». Предположим, сеголат означает нечто одушевленное, и мы хотим образовать соответствующее слово женского рода. Скажем, исходя из слова יֶלֶד («йэ́лед» — мальчик), мы хотим построить слово «девочка», добавив окончание «а». По правилам оно добавляется к той исходной основе, от которой происходит сеголат, в данном случае к основе יַלְדּ «йалд». Итак, יַלְדָּה («йалда́» — девочка).

Как известно, женский род в иврите характерен не только для одушевленных существительных, он имеет более абстрактное значение. Например, от слова סֵפֶר («сэ́фэр» — книга), связанного, кстати говоря, со словом «считать» (первоначально оно обозначало «перечисление», и относилось к описаниям исторических событий, хронологиям, летописям и т.п.) получим слово סִפְרָה («сифра́» — цифра).

Сеголаты женского рода образуют множественное число присоединением окончания וֹת «от» и перестройкой, знакомой нам уже для мужского рода — не סִפְרוֹת «сифрут», а סְפָרוֹת («сфаро́т» — цифры). Аналогично יַלְדָּה — не יַלְדּוֹת «йалдот», а יְלָדוֹת («йэладо́т» — девочки).

Присоединение притяжательных окончаний ед. числа

[ad#co-1]

М.р

Притяжательные окончания присоединяются также к исходной основе, например: יַלְדִי («йалди́» — мой мальчик), יַלְדְךָ («йалдэха́» — твой мальчик), יַלְדֵנוּ («йалдэ́ну» — наш мальчик) и т.д. Аналогично: סִפְרִי («сифри́» — моя книга), סִפְרֵנוּ («сифрэ́ну» — наша книга), סִפְרָם («сифра́м» — их книга) или כָּתְלֵנוּ («котлэ́ну» — наша стена), כָּתְלְכֶם («котлэхэ́м» — ваша стена) и т.д. Обратите внимание на произношение: יַלְדְךָ «йалдэха́», כָּתְלְכֶם «котлэхэ́м».

Ж.р

Сеголаты женского рода типа יַלְדָּה («йалда́» — девочка) присоединяют притяжательные окончания обычным способом (без каких-либо перестроек): יַלְדָּתִי («йалдати́» — моя девочка), יַלְדַּתְךָ («йалдатха́» — твоя девочка), יַלְדָּתוֹ («йалдато́» — его девочка), יַלְדָּתֵנוּ («йалдатэ́ну» — наша девочка). К этой же основе присоединяются окончания множественного числа в смихуте. Слово יֶלֶד во множественном числе — יְלָדִים «йэлади́м», но в смихуте не יְלָדֵי «йэладэй», а יַלְדֵי «йалдэ́й» — происходит перестройка для благозвучия, для большей ритмической красоты. Сравните: יְלָדֵי הַמִשְׁפָּחָה («йэладэй hамишпаха́» — дети семьи) и יַלְדֵי הַמִשְׁפָּחָה («йалдэ́й hамишпаха́» — дети семьи). Понятно, что второе сочетание звучит ритмически четко. В женском роде в смихуте форма יְלָדוֹת «йэладот» перестраивается в יַלְדוֹת «йалдо́т» — יַלְדוֹת הַמִשְׁפָּחָה.

Итог

Подведем итог. Сеголатная основа, например, יַלְדּ «йалд», действует трояким образом. В изолированном виде она превращается в יַלֶדּ «йалэ́д», а затем — в יֶלֶד «йэ́лед». При присоединении окончаний множественного числа мужского и женского рода она перестраивается в прямую основу יְלָד «йэла́д»: יְלָדִים («йэлади́м» — дети/мальчики), יְלָדוֹת («йэладо́т» — девочки). При присоединении всех остальных окончаний, а именно — женского рода и притяжательных окончаний единственного числа, она остается неизменной — יַלְדָה («йалда́» — девочка), יַלְדִי («йалди́» — мой мальчик/ребенок), יַלְדוֹ («йалдо́» — его мальчик/ребенок), יַלְדְכֶם («йалдэхэ́м» — ваш мальчик/ребенок), יַלְדָם («йалда́м» — их мальчик/ребенок). То же самое касается форм смихута множественного числа — יַלְדֵי («йалдэ́й» — мальчики/дети), יַלְדוֹת («йалдо́т» — девочки).

Присоединение притяжательных окончаний мн. числа

М.р.

Возьмем, например слово סְפָרִים («сфари́м» — книги). При присоединении окончаний «мой, твой, его, её, наш» никаких перестроек основы не происходит: סְפָרַי («сфара́й» — мои книги), סְפָרֶיךָ («сфарэ́йха» — твои книги м.р.), סְפָרַיךְ («сфара́йх» твои книги ж.р.), סְפָרָיו («сфара́в» — его книги), סְפָרֶיהָ («сфарэ́йа» — её книги), סְפָרֵינוּ («сфарэ́йну» — наши книги). Здесь не происходит перестройки типа סִפְרַי «сифра́й», סִפְרֵינוּ «сифрэ́йну», поскольку форма סְפָרַי «сфара́й» достаточно благозвучна сама по себе.

Однако, более долгие, громоздкие окончания כֶם «хэм» и הֶם «hэм» («ваш» и «их»), которые перетягивают на себя ударение, вызывая те или иные перестройки (мы уже с этим сталкивались), аналогичным образом ведут себя и здесь. Мы говорим не סְפָרֵיכֶם «сфарэйхэм», а סִפְרֵיכֶם «сифрэйхэ́м», аналогично — סִפְרֵיהֶם «сифрэйhэ́м». Здесь происходит изменение ритмики, такое же, как и в случае смихута множественного числа.

Ж.р.

В женском роде во множественном числе притяжательные окончания присоединяются во всех лицах исключительно к формам смихута, например, к слову שְׂמָלוֹת («смало́т» — платья) — множественному числу от слова שִׂמְלָה («симла́» — платье), имеющему в смихуте форму שְׂמָלוֹת «симло́т» образуются: שִׂמְלוֹתַי («симлота́й» — мои платья), שִׂמְלוֹתֶיה («симлотэ́йа» — её платья), שִׂמְלוֹתֵיכֶם («симлотэ́йхэм» — ваши платья) и т.д.

Общее правило образования форм сеголатов:

От исходной основы (типа יַלְדּ «йалд») образуются формы единственного числа (женский род, притяжательные окончания единственного числа), от перестроенной (типа יְלָד «йэлад») — множественного (יְלָדִים, יְלָדוֹת, יְלָדַי, יְלָדֵינוּ). Если же окончания множественного числа долгие, перетягивающие на себя ударения, то основа יְלָד «йэлад» снова перестраивается для благозвучия в יַלְדּ «йалд» (יַלְדֵיכֶם, יַלְדֵיהֶם и все формы женского рода — יַלְדוֹתַי, יַלְדוֹתָיו и т.п.). То же происходит и с формами смихутов множественного числа (יַלְדוֹת, יַלְדֵי), т.к. с них ударение переходит, по всем правилам, на второе слово смихута.

Все рассмотренные выше формы сеголатов представлены на следующей схеме (в качестве модели выбран сеголат с «а» יֶלֶד):

Схема образования форм сеголатных имен

Схема перестроенных форм сеголатов в иврите

Основа יַלְדּ «йалд»

1) С притяжательными окончаниями ед.ч. יַלְדִּי («йалди́» — мой мальчик)
יַלְדְּךָ («йалдэха́» — твой мальчик)
יַלְדּוֹ («йалдо́» — его мальчик) и т.п.
2) Форма ед.ч. женского рода יַלְדָּה («йалда́» — девочка)
יַלְדָּתִ(«йалдати́» — моя девочка)
יַלְדָּתְךָ («йалдатха́» — твоя девочка) и т.п.
3) С окончаниями «эйхэм, эйhэм» יַלְדֵּיכֶם («йалдэйхэ́м» — ваши мальчики/дети)
יַלְדֵּיהֶם («йалдэйhэ́м» — их мальчики/дети)
4) С окончаниями, формы женского рода во мн.ч. יַלְדּוֹתַי («йалдота́й» — моя девочка)
יַלְדּוֹתֶיךָ («йалдотэ́йха» — твоя девочка) и т.п.
5) Смихуты мн.ч. יַלְדֵי («йалдэ́й» — мальчики)
יַלְדוֹת («йалдо́т» — девочки)
(В смихуте, то есть в сопряженном сочетании с каким-либо дополнительным словом)


Основа יְלָד «йэлад»

1) Формы мн.ч мужского и женского рода יְלָדִים («йэлади́м» — мальчики)
יְלָדוֹת («йэладо́т» — девочки)
2) С притяжательными окончаниями
мн.ч. (кроме «хэм, hэм»)
יְלָדַי («йэлада́й» — мои мальчики/дети)
יְלָדֶיךָ («йэладэ́йха» — твои мальчики/дети)