Эта категория глаголов специфична для иврита и однозначного перевода на русский язык не имеет. Она соединяет в себе свойства инфинитива, имени действия и деепричастия, если сравнивать их с соответствующими категориями русского языка.

Например, абсолютный инфинитив глагола «писать» в разных контекстах может переводиться словами «писать/писание/в процессе написания», а «читать» может переводиться словами «читать/чтение/читая». Однако, ближе всего эта грамматическая категория именно к деепричастию.

Образование форм

Давайте сначала разберем, как образуются его формы в каждом бинья́не. В биньяне פָּעַל «паа́ль», огласовками абсолютного инфинитива являются «а» и «о», и звучит эта форма, как כָּתוֹב «като́в», שָׁמוֹר «шамо́р», קָרוֹא «каро́а», עָמוֹד «амо́д», в зависимости от корня. В биньяне פִּעֵל «пиэ́ль» огласовки «а» и «э» и разумеется дагеш, например: דַבֵּר «дабэ́р», שַׁבֵּר «шабэ́р», לַמֵּד «ламэ́д». В биньяне הִפְעִיל «hифъи́ль» он напоминает основу настоящего времени, однако с огласовкой «э» вместо «и»: הַדְלֵק «hадлэ́к», הַכְתֵב «hахтэ́в», הַתְחֵל «hатхэ́ль». В биньяне הִתְפַּעֵל «hитпаэ́ль» абсолютный инфинитив совпадает с единственной основой этого биньяна, например: הִתְלַבֵּשׁ «hитлабэ́ш», הִתְגַלֵחַ «hитгалэ́ах». Перечисленные 4 формы — наиболее распространенные. Формы остальных биньянов встречаются редко.

Варианты перевода

1. Если абсолютный инфинитив находится рядом с однокоренным глаголом в личной форме, то он указывает на усиление действия. Примеров тому немало в текстах Торы и Танаха: כָּתוֹב יִכְתֹב («като́в ихто́в» — он действительно напишет/он будет много писать) или דַבֵּר יְדַבְּרוּ («дабэ́р йэдабру́» — они будут много говорить/они действительно скажут). Здесь приходят на ум русские выражения: «бить боем» или «выть воем». По сути говоря, это соответствует деепричастию, например: «говоря скажет».

2. Если находится рядом с глаголом другого корня, то он показывает условия, в которых происходит действие, выражает его обстоятельства и также соответствует деепричастию, хотя в русском переводе можно употребить и другие формы. Например: לָלֶכֶת הָלוֹךְ וְחָזוֹר («лалэ́хэт hало́х вэхазо́р» — идти с тем, чтобы потом вернуться, «туда и обратно»). В современном иврите форма הָלוֹךְ וְחָזוֹר (идя и возвращаясь) употребляется для характеристики билета: כַּרְטִיס הָלוֹךְ וְחָזוֹר («карти́с hало́х вэхазо́р» — билет туда и обратно).

Присоединение предлогов и окончаний

[ad#co-1]

1. Сперва давайте рассмотрим присоединение предлогов. Например, к инфинитиву דַבֵּר «дабэ́р» можно присоединить предлог לְ «лэ» и мы получим форму לְדַבֵּר («лэдабэ́р» — буквально: «чтобы говорить»): לְ — это предлог направления (предназначения), דַבֵּר — абсолютный инфинитив, לְדַבֵּר «чтобы говорить». Это и есть знакомый нам инфинитив с предлогом לְ.

В некоторых случаях при присоединении предлога לְ, форма несколько видоизменяется. Например, כָּתוֹב, присоединяя לְ, должен был бы дать форму לְכָתוֹב («лэхатов» — писать), однако, поскольку такой инфинитив чаще всего сопровождается какими-то словами, следующими за ним, он сокращается в форму כְּתֹב «кто́в», т.е. לְכָתוֹב переходит в לִכְתֹב «лихто́в». Это и есть обычная форма слова «писать».

2. А сейчас рассмотрим присоединение притяжательных окончаний, которые будут показывать, кто именно совершает это действие. В этом случае абсолютный инфинитив в переводе на русский соответствует имени действия, а притяжательное окончание показывает, кому это действие принадлежит. Например, דַבֵּר с окончанием «и» (мой) дает: דַבְּרִי («дабри́» — моё говорение), דַבְּרוֹ («дабро́» — его говорение), דַבְּרְךָ («дабрэ́ха» — твоё говорение).

В биньяне פָּעַל «паа́ль» эти окончания присоединяются к краткой форме כְּתֹב «кто́в», при этом она перестраивается, переходя из прямой основы כְּתֹב «кто́в» в обратную — כָּתְב «котв» и мы получаем: כָּתְבִי («котви́» — моё писание), כָּתְבְךָ («котвэ́ха» — твоё писание) и т.д. Окончания, которые указывают на то, кто именно производит действие, т.е. выражающие субъект действия, называются субъектными окончаниями.

Инфинитив с субъектными окончаниями присоединяет к себе предлог и, кроме того, те или иные поясняющие слова, и все это образует так называемый абсолютный инфинитивный оборот. Например, בְּכָתְבִי אֶת הַמִכְתָב («бэхатви́ эт hамихта́в» — буквально: «в моем писании письма») переводится: «когда я писал письмо» («я, пиша письмо»). По сути, это своеобразный деепричастный оборот, однако не зависимый от подлежащего главного предложения. Это напоминает чеховское: «Подъезжая к станции, у него слетела шляпа». В русском языке такие обороты недопустимы: во всем предложении действующее лицо должно быть одним и тем же, а в иврите и в большинстве европейских языков такие независимые деепричастные обороты встречаются достаточно широко.

Время

Рассмотрим пример. בְכָתְבִי אֶת הַמִכְתָב שָׁמַעְתִי קוֹלוֹת מִבַּחוּץ («бэхатви́ эт hамихта́в шама́ти колё́т мибаху́ц» — когда я писал письмо, я услышал звуки с улицы). В данном случае «когда я писал» переводится прошедшим временем, поскольку в прошедшем времени стоит глагол основного предложения (שָׁמַעְתִי — «слышал»). Но если мы скажем: בְכָתְבִי אֶת הַמִכְתָב אֲנִי שׁוֹמֵעַַ קוֹלוֹת מִבַּחוּץ («бэхатви́ эт hамихта́в ани́ шомэ́а колё́т мибаху́ц» — когда я пишу письмо, я слышу звуки с улицы) — здесь мы переводим уже настоящим. То же самое может быть и в будущем времени: בְכָתְבִי אֶת הַמִכְתָב אֶשְׁמַע קוֹלוֹת מִבַּחוּץ («бэхатви́ эт hамихта́в эшма́ колё́т мибаху́ц» — когда я буду писать письмо, я услышу звуки с улицы).

Таким образом, времени у абсолютного инфинитива нет, он лишь передает действие, параллельное действию основного глагола предложения, а в переводе время ставится соответствующее.